В начале 2016 года разгорелся один из самых громких антикоррупционных скандалов в истории, когда группа журналистов представила общественности больше десяти миллионов конфиденциальных документов панамской юридической фирмы Mossack Fonseca, касающихся деятельности оффшорных кампаний в Панаме и их конечных бенефициаров. К сожалению, неудивительно, что эта тема коснулась и спортивной отрасли. В частности, были обнародованы сведения по Мишелю Платини,  Лионелю Месси, Жерому Вальке и многим другим известным спортсменам и спортивным функционерам.

Вместе с тем, проблема отсутствия прозрачности в спорте, а особенно, в футболе актуальна как никогда. Это и коррупционные скандалы в ФИФА, «серые» схемы приобретения игроков и осуществления трансферов, участие третьих лиц в деятельности футбольных клубов. Указанные проблемы побудили группу лиц из Португалии запустить проект Football Leaks, в рамках которого публикуются в открытом доступе трансферные контракты клубов, а также трудовые контракты игроков. Содержащаяся в них информация послужила поводом к началу официальных расследований правоохранительных органов и юрисдикционных органов футбольных организаций.

 

Интересные контракты футболистов

Публикация «панамского архива» вызвала огромный резонанс. На всеобщее обозрение были выставлены миллионы конфиденциальных документов о деятельности бенефициаров офшорных компаний из разных стран, включая ведущих политических деятелей, бизнесменов и спортсменов, участвующих в отмывании денежных средств. В число наиболее значимых фигур из сферы спорта вошли экс-президент УЕФА Мишель Платини, игрок «Барселоны» Лионель Месси и экс-генсек ФИФА Жером Вальке.

«Панамский скандал» продолжает череду разоблачений, которые изменят ситуацию в большом спорте. Не менее важное событие, также связанное с раскрытием секретных документов, — публикации проекта Football Leaks, за которым стоят ряд спортивных журналистов и футбольных фанатов из Португалии. Организаторы проекта обнародовали трансферные контракты футболистов, а также иные соглашения, опосредующие переход спортсменов из одного клуба в другой. При этом особое внимание уделялось тем трансферам, в которых участвуют не только клубы и сами спортсмены, но и третьи лица, имеющие долю в экономических правах на футболистов.

Этот механизм (Third Party Ownership) работает следующим образом: компания или физическое лицо (инвесторы) покупают у клуба долю в экономических правах на игрока, то есть вкладываются в спортсмена как в инвестиционный актив в надежде получить прибыль, если футболист станет успешным и его цена на трансферном рынке возрастет. С одной стороны, привлечение клубами инвестиций от третьих лиц позволяет им приобретать дорогих игроков и становиться конкурентоспособнее при выступлениях в национальных или международных соревнованиях. Но с другой — инвестор, владеющий значительной долей экономических прав на футболистов, зачастую получает фактический контроль над работой клуба и его трансферной политикой. В итоге возникает конфликт интересов, нарушаются основополагающие принципы ФИФА и УЕФА о независимости клубов и футболистов, увеличивается риск коррупции и организации договорных матчей, отмывания денежных средств и ухода от уплаты налогов.

Возможно Вам будет также интересно:
«Насколько объективны антидопинговые организации к российским спортсменам?»

В качестве примера можно привести контракт между клубом «Твенте» (Голландия) и инвестиционным фондом Doyen Sports Investment (DSI), который выступил инвестором клуба и владел правами на отдельных игроков. Football Leaks опубликовал​ соглашение, в котором были такие положения: а) DSI является агентом «Твенте» на трансферном рынке (ищет клубу игроков для приобретения, а также подыскивает покупателей на игроков самого «Твенте»); б) в случае если «Твенте» отказывается продавать игрока, покупателя на которого нашел DSI, владеющий одновременно и частью экономических прав на этого спортсмена, то «Твенте» обязан уплатить фонду 50% стоимости потенциального трансфера. Очевидно, что у клуба практически не было иных вариантов, кроме как соглашаться на каждый трансфер, предложенный DSI.

Так, по данным Football Leaks, при переходе Квинси Промеса из «Твенте» в московский «Спартак» за €11,5 млн DSI получил 30% от суммы трансфера, а всего за последние пять лет работы по аналогичной схеме — около €70 млн. Из опубликованных документов также следует, что фонд является классической офшорной компанией, зарегистрированной на Мальте. Примечательно, что «Твенте» согласился на участие DSI в сделке по Промесу, несмотря на то что с 1 мая 2015 года действует запрет на владение третьим лицом экономическими правами на футболистов (ст.18 Регламента по статусу и переходам футболистов ФИФА). В итоге клуб был сурово наказан своей национальной футбольной федерацией и ФИФА.

Контракт Квинси Промеса

Квинси Промес, ФК «Спартак» (Москва). Фото: spartakmoskva.ru

 

Этот случай лишь подтверждает слова представителей Football Leaks о том, что сделки клубов с третьими лицами никуда не делись, а лишь стали эффективнее маскироваться, например под видом скаутских соглашений, соглашений о посредничестве и офшорных схем.

В опубликованных контрактах футболистов можно найти и другие интересные условия. В частности, в соглашении между футбольными клубами «Порто» (Португалия) и «Зенит» (Россия) о трансфере Халка содержится положение, согласно которому если ФК «Зенит» в будущем продаст Халка за сумму, равную или превышающую €70 млн, то питерский клуб будет обязан выплатить ФК «Порто» 10% с разницы между указанной суммой и ценой первоначального трансфера. Кроме того, в этом же соглашении португальский клуб просит ФК «Зенит» предоставить гарантийное письмо от ЗАО «Газпром нефть», содержащее обязательство российской компании выступить в качестве поручителя питерского клуба по трансферу Халка.

Повышение прозрачности профессионального спорта

Представляется, что запрос общества на повышение прозрачности в различных сферах общественной жизни будет усиливаться, поскольку в каждой из них пройдены точки невозврата, после которых уже трудно поверить в отсутствие нарушений. В спорте водоразделом стали коррупционные скандалы в ФИФА, допинговые скандалы в легкой атлетике и обнародование документов проектом Football Leaks. Во всех указанных случаях компрометирующая информация поступала от доносчиков (whistleblowers), к которым теперь приковано значительное внимание спортивных организаций. Всемирное антидопинговое агентство и Международная федерация по легкой атлетике даже обсуждают введение института защиты свидетелей.

Но усиление общественного контроля будет основываться не только на результатах полевой работы «доносчиков», число которых, безусловно, будет только расти. Следует ожидать роста количества некоммерческих организаций и проектов, а также журналистских расследований, нацеленных на борьбу с коррупцией. В такой напряженной атмосфере и международные спортивные организации должны будут активизировать свою деятельность по борьбе за чистоту спорта. Так, в связи со скандалами в теннисе (манипуляции с исходом матчей) об увеличении количества расследований объявила Tennis Integrity Unit — организация, созданная специально для борьбы с коррупцией в профессиональном теннисе. К правонарушителям наверняка будут применяться все более строгие меры наказания, что заставит спортсменов более ответственно подходить к принимаемым решениям. В совокупности это должно взбодрить спортивную отрасль и сделать ее чище.

Компромисс между общественным и частным

Вместе с тем остается проблема этичности раскрытия конфиденциальной информации в контексте соблюдения баланса частной и публичной жизни. Контакты частных компаний, включая спортивные организации и работающих в них спортсменов, по умолчанию не предназначены для посторонних лиц, поэтому в них прописываются положения о конфиденциальности и ответственность за их нарушение. Опубликование таких соглашений дискредитирует работу клубов, консультантов, юристов, агентов, задействованных в переговорном процессе и последующих трансферах. Но что более важно, в некоторых документах содержится частная информация о будущем месте жительства игроков, местонахождении арендованных квартир для членов семьи спортсменов, школ для детей. Учитывая поведение некоторых агрессивных фанатов и журналистов, вряд ли спортсмены будут рады обнародованию такой информации.

Но, с другой стороны, публичность контрактов игроков позволяет бороться с коррупцией в спорте, нарушениями действующего законодательства и регламентов международных федераций. Например, это важно в тех случаях, когда у игрока появляется желание покинуть клуб, но он не может это сделать, поскольку в контракте прописано ущемляющее его права условие, а сам игрок, не подозревая, что такое положение недействительно, ничего не может с этим поделать. Или условия, как в деле с DSI, когда третье лицо фактически контролирует деятельность клуба и его трансферную политику в своих интересах. Или случай, который был обнародован в Бразилии больше года назад, когда между бразильской федерацией футбола и третьим лицом (компанией) существовало соглашение, согласно которому стартовый состав сборной мог быть назначен тренером только с согласия такого третьего лица.

Болельщики имеют право знать о таких вещах и, как вариант, требовать смены руководства. Знать должны спонсоры и коммерческие партнеры, поскольку вылившаяся впоследствии правда может серьезно навредить их бренду и капитализации компании.

Возможно Вас заинтересуют наши услуги в рамках практики спортивного права и консалтинга? контракты футболистов, контроль за спортом

Для повышения прозрачности футбола будет правильно обеспечить публичный доступ ко всем контрактам спортсменов с клубом, при этом вся персональная информация должна быть закрыта от ознакомления. Все документы, связанные с финансовой деятельностью клуба (кредитные соглашения, инвестиционные договоры, проектное финансирование и т.д.), также должны быть обнародованы.

Спортивная отрасль уже не может быть прежней. Она нуждается в большей прозрачности и публичном контроле. Но для того чтобы найти компромисс между частной жизнью спортсменов и публичными интересами всех заинтересованных лиц, необходимо выработать комплексное решение, при котором все ключевые субъекты взаимодействуют друг с другом и являются составными элементами общей системы контроля.

Примечание: статья была подготовлена Айнуром Нуриевым для РБК, ознакомиться с которой можно также непосредственно на сайте портала по ссылке.

Офис в г. Москва