Ознакомился сегодня с множеством комментариев наших спортивных функционеров, спортсменов, иных «экспертов» в связи с лишением российских спортсменов медалей ОИ-2014 за допинг, в том числе, в связи с опубликованием мотивировочной части решения по делу Александра Легкова.

К сожалению, многие делают выводы только из того, что слышат в СМИ, не ознакомившись с самими документами или попросту не понимая предмета. Как следствие, вопрос из категории антидопингового регулирования перерастает в истерику о политическом заказе и отсутствии каких-либо доказательств о применении допинга, что естественно, не так.

Пункт 1.

Допинговое нарушение может быть установлено и доказано не только тогда, когда спортсмен сдал положительную допинг-пробу, но и в иных случаях на основании различных относимых доказательств, в том числе косвенных (так называемые circumstantial evidence).

Эти доказательства, будь-то показания свидетелей (тот же Родченков, Степановы и т.д.), аудио и видео записи, e-mail переписка, научные исследования (анализ проб, например). И решение, вынесенное на основе таких доказательств, будет законно и обосновано, потому что антидопинговые правила это предусматривают. Другой вопрос, являются ли представленные доказательства достаточными, чтобы сделать вывод о (не)виновности спортсмена или иного лица.

В связи с чем переходим ко второму пункту, насколько представленные доказательства по делу Легкова, значимы для его наказания за применение допинга.

Возможно Вам будет также интересно:
«Насколько объективны антидопинговые организации к российским спортсменам?»

Пункт 2.

МОК устанавливает, что Маклареном была проведена значительная работа и ее выводы заслуживают доверия. Макларен вскрыл государственную систему допинга в России, которая работала примерно следующим образом:

Перед ОИ-2014 года Родченков разработал «коктейль Родченкова», который содержал запрещенные субстанции (допинг), и быстро выводился организмом спортсмена, так как его не нужно было глотать, а только прополоскать ротовую полость -> далее Родченковым совместно с Минспорта РФ был составлен «список Дюшес», который включал список «защищенных» спортсменов, которые как ожидалось, должен был выпить Дюшес, и чьи грязные пробы впоследствии нужно было подменять -> пришло время ОИ-2014, обвиняемые спортсмены пили Дюшес, участвовали в соревнованиях, далее их грязные пробы заменялись на чистые в Сочинской лаборатории сразу же после тех или иных соревнований (отсюда те самые царапины) -> как следствие, когда проба отдавалась на анализ в ней не находили допинга.

При этом были еще некоторые моменты в этой схеме. В частности, для некоторых спортсменов не было запасной чистой мочи, поэтому ее заменяли мочой другого человека, как следствие, около 30% проб имели разные ДНК. Кроме того, чтобы замененные пробы походили на оригинальные – в некоторые из них добавлялась соль, чтобы «уровнять» удельный вес мочи (urine specific gravity) или наоборот разбавляли.

Собственно, как схема была вскрыта Маклареном, чтобы подтвердить его выводы и провести более глубокое исследование МОК назначил свою специальную комиссию во главе с Денисом Освальдом.

В рамках его работы, пробы повторно перепроверялись на наличие царапин (этим занимался проф. Шампод), их природу, соль и удельный вес мочи (проф. Бурнье ) и т.д. Кроме того, велась дополнительная работа с Родченковым, который представил записи из своего дневника.

Так, проф. Бурнье изучал уровень соли следующим образом: он взял пробы российских спортсменов с ОИ 2010 в Ванкувере и замерил их среднестатистический показатель (mean), далее взял пробы россиян с ОИ 2014 в Сочи и сделал тоже самое. В итоге, среднее по пробам с ОИ 2014 у некоторых спортсменов значительно превышало среднюю норму (стандартное отклонение/standard deviation было в три раза выше). Вышло 13 спортсменов, у кого были явные проблемы с «повышенной» солью – 5 мужчин и 8 женщин.

Что касается царапин: проф. Шампод выделил несколько видов царапин, из которых для нас имеют значение так называемые царапины Т-вида, которые образуются, если вскрывать допинг колбу умышленно после ее опломбирования. Более того, Шампод отмечает, что после многократных тренировок они и члены его команды научились вскрывать пломбы и оставлять минимально видимые единичные царапины. Из чего он делает предположение, что если тренироваться еще лучше – то можно вскрывать и вовсе без оставления царапин.

Учтивая изложенное, а также иные факты (e-mail переписка) МОК делает вывод, что система государственного допинга в России на ОИ 2014 в Сочи установлена. После чего переходит конкретно к обстоятельствам дела Легкова.

допинг, Легков, МОКПункт 3

МОК устанавливает:
а) на двух пробах Легкова есть множественные Т-образные царапины,

Б) также его фамилия фигурирует в «списке Дюшес» (то есть тех, кто принимал допинг)

В) МОК заявляет, что Легков не мог не знать о сговоре и не участвовать в схеме сокрытия положительных допинг проб, поскольку он сдавал чистую мочу в банк чистой мочи. То есть МОК исключает категорически возможность, что Легков не мог не знать об этом. Кроме того, для замены грязной пробы спортсмен должен был отсылать код своей допинг пробы ответственному лицу от лаборатории или Минспорта.

Г) Родченков заявляет, что сам менял пробу Легкова после соревнований 23 февраля 2014 года. Родченков также утверждает, что получал сведения от Легкова, что действие коктейля Дюшес ему понравилось. Здесь интересно отметить следующее: МОК и Макларен не раз отмечают, что Родченкову верить можно, так как его показания верны. Например, Родченков заявил, что в «списке Дюшес» не были включены некоторые спортсмены женской сборной по хоккею.

Запрос о подмене их проб поступил неожиданно, а их чистой мочи не было. Как следствие пришлось заменять чужой мочой и добавлять соль. МОК проверил пробы хоккеисток и действительно у кого-то и них был повышенный уровень соли.

Д) Легков просил проверить ДНК в его пробе Б , чтобы подтвердить, что она действительно принадлежит ему и его заслуженно обвиняют. МОК согласился на это и предложил спортсмену приехать в Лозанну, даже предлагая отправить за ним транспорт – но спортсмен так и не приехал.

Возможно Вас заинтересуют наши услуги в рамках практики спортивного права и консалтинга? контракты футболистов, контроль за спортом

Заключение

Таким образом, через такие косвенные доказательства была установлена вина Легкова, а именно участие в помехах допинг контролю и в сговоре по применению допинга. По факту, это общая схема применяется теперь и ко всем другим спортсменам, замеченным в списках или пробы которых имеют царапины. Поэтому нет ничего удивительного, что дела так штампуются МОК, поскольку фактическая база едина.

Предполагаю, что все, кто будет подпадать под указанные выше критерии, лишится своих результатов на ОИ-2014 и будет отстранен пожизненно.
Более того, учитывая в каком стиле было написано решение (практически безапелляционном), думаю, сборную Россию ждут печальные последствия по допуску к Играм 2018 года. Как минимум могут не допустить какую-то часть спортсменов, как это было в 2016 году в Рио.

Таким образом, повторюсь. МОК имел право дисквалифицировать спортсменов, посчитав, что допинговое нарушение было установлено. Просто МОК посчитал, что представленных доказательств достаточно.

Здесь важно отметить, что, например, недавно было рассмотрено дело Анны Пятых в CAS и ее дисквалифицировали в том числе на основании доклада Макларена. То есть практика CAS уже есть.
Безусловно, тут есть к чему придраться. Например, а изучались ли пробы других спортсменов на наличие Т-образные царапин или только пробы россиян. Или как быть уверенным, что комиссия, созданная МОК была независима и не ангажирована.

Многие спортсмены планируют подавать апелляции в CAS, что вполне разумно, ибо терять в любом случае нечего. Однако заявлять, как делают некоторые, что есть высокие шансы на отмену решений я бы не стал. Ни при таких обстоятельствах точно.

Ну и последнее. Согласен, что стыдно должно быть тем чиновникам и функционерам, которые только умеют комментировать и заявлять, что везде заговор и все необъективно. Если было бы так, тогда почему никто за два года с начала скандала не пошел обжаловать выводы доклада Макларена и действия ВАДА. Если вы считаете, что царапины ни о чем не говорят – иди и доказывай в суде, если вы считаете, что отклонения в соли обусловлены спецификой организма – то иди и доказывай в суде. Об этом не раз уже упоминалось ранее. Из бездействия же, согласно классической юридической догматике, часто делается негативный вывод в сторону обвиняемого, то есть российских спортсменов и страны в целом.

На самом деле проблем в антидопинге десятки, в том числе у самой ВАДА и антидопинговых организаций, да и в российском спорте. Но в данном случае речь не об этом. Сейчас речь о добросовестных спортсменах, которые могут не попасть на ОИ, не замеченные в каких-то списках. Вообщем, пока все как-то печально, но бороться безусловно надо.

Офис в г. Москва